Банкротство залогодателя

банкротство залогодателя
Залогодержатель имущества по чужим обязательствам не может инициировать банкротство должника. Это прямо запретил Пленум Высшего арбитражного суда в одном из своих постановлений. Но из этого правила есть исключение, подтвердила сегодня экономколлегия Верховного суда. Она прислушалась к доводам банка, который жаловался на нарушения своих прав в ходе ликвидации должника. Теперь ликвидационная комиссия обязана будет заявить о его банкротстве. Прежде всего средства получит залоговый кредитор, пользующийся преимуществом. Банкротство залогодателя, не являющегося должником по основному обязательству. С 11 января нынешнего года требования к такому залогодателю рассматриваются арбитражными судами в рамках дела о банкротстве (п. 5 ст. Закона о банкротстве). При банкротстве залогодателя.  Если заложенное имущество выбыло из владения залогодателя, в том числе в результате его отчуждения, но право залога сохраняется, то залогодержатель вправе реализовать свое право посредством предъявления иска к владельцу имущества. В этом случае суд отказывает кредитору в установлении его требований в деле о банкротстве как требований, обеспеченных залогом имущества должника.

банкротство залогодателя

банкротство залогодателя
368 миллионов с залогом уменьшили до 12 и не остановились
банкротство залогодателя
Если залоговый кредитор не заявил жалобы требования в рамках дела жалобы банкротстве залогодателя, то он несет риск неблагоприятных последствий, в том числе банкротство того, что предмет залога будет продан с торгов добросовестному приобретателю и залог прекратится. Индивидуальный предприниматель взял банкротство банке кредит на сумму 1 млн руб. В залог управляющих передал собственную квартиру. Ее стоимость стороны оценили чуть больше чем 2 млн руб. Впоследствии суд признал индивидуального предпринимателя банкротом, в отношении него было открыто конкурсное производство. Но в рамках этого дела о банкротстве банк не заявил управляющих о включении его в реестр требований кредиторов. Банкротство банка кредит результате квартиру, обремененную ипотекой, продали с торгов за руб.
взыскать долг с физического лица по расписке

«Арестный» залог в банкротстве

Перейти к содержимому. У вас отключен JavaScript. Некоторые возможности системы не будут работать. Пожалуйста, включите JavaScript для получения доступа ко всем функциям. Отправлено 17 May — Отправлено 18 May — Есть правда практика ФАс Уральского округа от
банкротство залогодателя

Банкротство залогодателя


банкротство залогодателя
банкротство залогодателя

Но все ли так просто, как кажется? Фабула дела такова. Банк выдал кредит ИП Руденко на личные нужды под залог принадлежащей тому квартиры. Вскоре ИП обанкротился, однако банк не стал включаться в реестр его кредиторов, воспользовавшись опцией, предусмотренной п.

Руководствуясь этим пунктом, конкурсный управляющий ИП продал эту квартиру на торгах с сохранением обременения. Спустя какое-то время, новый залогодатель уже юридическое лицо тоже впал в банкротство, в его отношении было введено конкурсное производство.

Однако банк снова не стал включаться в реестр кредиторов. Квартира была продана на торгах, при этом оговорки о сохранения обременения условия проведения торгов не содержали. После этого новый собственник ИП Яровой обратился в суд с иском о признании ипотеки в пользу банка отсутствующей.

Он ссылался на положения Закона о банкротстве ст. Дополнительно он также указывал на то, что условия проведения торгов не содержали оговорки о сохранении ипотеки. Поэтому, раз уж он приобрел квартиру на торгах, проведенных в рамках конкурсного производства, то и залог, ее обременяющий, прекратился. Банк же апеллировал к тому, что ст.

Поэтому и нет оснований говорить о прекращении ипотеки. Дополнительно Банк ссылался на все тот же п. Первая и апелляционная инстанция согласились с мнением ИП Ярового и иск удовлетворили.

Однако Кассация встала на сторону Банка и акты первой и апелляционной инстанции отменила. В конечном итоге, дело попало на рассмотрение экономической коллегии ВС РФ. На первый взгляд, может показаться, что дело простое и для его решения достаточно сослаться на положения закона о банкротства п.

Действительно, в данных нормах идет речь о том, что реализация предмета залога в деле о банкротстве этот залог прекращает. Вот только эти нормы касаются случаев, когда имущество продается в рамках дела о банкротстве по требованиям залогодержателя:.

Поэтому и нет оснований для сохранения залога. Но в отношении случаев, когда на заложенное имущество обращают взыскания не залоговые кредиторы, отсутствуют какие-либо указания законодателя.

Видимо это и смутило суд кассационной инстанции. Можно ли применять положения п. Ведь свое право залоговый кредитор не реализовал и удовлетворения за счет имущества не получил. В связи с этим, появляются сомнения, а должен ли залог быть прекращен.

По крайней мере, правовая возможность для такого толкования есть: залог следует вещи, а ее продажа автоматически его не прекращает. Более того, а есть ли вообще у залогодержателя обязанность непременно обращать взыскание на заложенное имущество? С одной стороны, ст. Это в действительности так. Вот только нигде не закреплена и обязанность залогодержателя обращать взыскание на заложенное имущество.

Только в последнем случае им надлежит предоставить право решающего голоса. При этом за «неденежными» кредиторами в любом случае должно признаваться право обжалования действий бездействия арбитражного управляющего, а также решений собрания кредиторов комитета кредиторов. Данный подход позволит нивелировать негативные последствия, которые может нести для «денежных» кредиторов должника установление в реестре требований так называемых неденежных кредиторов в объеме обеспеченного залогом обязательства, который может значительно превышать стоимость заложенного имущества и предоставлять неоправданные преференции последним.

Только в рамках единого процесса возможно соблюсти баланс интересов «денежных» и «неденежных» кредиторов, а также сохранить «священную корову» залоговых отношений: кредиторы по обязательствам, обеспеченным залогом, не утратят контроль над ним и получат преимущественное перед иными кредиторами удовлетворение своих требований, за изъятиями, установленными законом в интересах «денежных» кредиторов.

В целях реализации данного подхода необходимо внесение изменений в Закон о банкротстве в части расширения круга конкурсных требований за счет включения в него требований кредиторов по договорам залога, обеспечивающих обязательства иных лиц. Проблемы залога при реализации имущества с открытых торгов в рамках конкурсного производства Следующий спорный вопрос — это судьба залога при реализации имущества с открытых торгов в рамках конкурсного производства.

Однозначного ответа на него не дают ни законодатель, ни судебная практика. Его решение сегодня зависит от того, в погашение каких требований и в каком объеме пошли денежные средства.

В случае если требования залогодержателя не включены в реестр и денежные средства не были направлены на их удовлетворение, оснований для прекращения залога нет. Данная позиция нашла свое отражение в судебной практике.

Открытые торги, о которых говорит Закон о банкротстве, формально не являются публичными, поэтому необходимо констатировать, что в этом случае имущество должно переходить к покупателю, обремененное залогом. При таком подходе не соблюдается баланс интересов залогодержателей и покупателей, от которых совершенно не зависит направление расходования уплаченных денежных средств.

Наличие данного противоречия породило точку зрения о том, что открытые торги по своей сути являются публичными, поэтому должны влечь те же последствия в виде прекращения залога. Однако до внесения соответствующих поправок в гражданское законодательство такой вывод сделать нельзя.

Следствием сложившегося подхода, отвечающего интересам залогодателей, является возникновение дополнительных правовых рисков для покупателей, на которых ложатся негативные последствия в виде возможности обращения взыскания на имущество, приобретенное ими на открытых торгах, в случае, если вырученные денежные средства не были направлены в погашение требований залогодателя.

При этом ссылка покупателя на институт добросовестного приобретения не работает, так как речь идет не о виндикации имущества, а об обращении взыскания на него. Сегодня ситуация такова, что над любым покупателем заложенного имущества с открытых торгов висит дамоклов меч утраты приобретенного имущества ввиду дальнейшего обращения взыскания на него либо возложения дополнительных расходов, связанных с возможностью погасить обязательство, обеспеченное залогом ч.

Вопросы распределения вырученных от реализации заложенного имущества денежных средств должны решаться исключительно в рамках банкротного дела и не могут затрагивать права и законные интересы покупателей данного имущества.

Возможность сохранения за залогодержателями права залога после реализации имущества с открытых торгов нарушает основополагающую идею стабильности гражданского оборота, которую призвано отстаивать гражданское законодательство. Судебная практика показывает, что институты открытых и публичных торгов утратили изначально вкладываемую в них идею наиболее «чистого» основания возникновения права собственности.

О недостатках в правовом регулировании говорит постоянно растущее число споров о признании их недействительными. От рисков реституции и виндикации покупатели страхуются посредством искусственного создания цепочки приобретателей.

В случае с залогом хеджировать риски сложнее. Залог, будучи в целом обязательственным правоотношением, имеет мощную вещную составляющую — он следует за вещью, не признавая никакой добросовестности.

Адекватно решить проблему баланса интересов залогодателей и покупателей также возможно в рамках «банкротного» подхода к реализации залогодержателями своих прав. В этом случае в Законе о банкротстве необходимо отразить, что любые залогодержатели могут получить удовлетворение своих требований только в рамках процедуры банкротства, а реализация имущества с открытых торгов прекращает залог.

Таким образом, правовые последствия реализации имущества с публичных и открытых торгов станут тождественными. В случае если реализация заложенного имущества с открытых торгов в рамках конкурсного производства окажется невозможной, за залоговыми кредиторами должно сохраняться преимущественное право оставить данное имущество за собой, удовлетворив при этом требования кредиторов, пользующихся преимуществом, в соответствующей части.

При этом в Законе о банкротстве целесообразно определить порог снижения цены в данных целях по отношению к начальной продажной цене. Отказ залогового кредитора от права оставить имущество за собой также должен влечь прекращение залога.

Залог выступает традиционным обеспечением по кредитным договорам, являющимся важным институтом поступательного экономического развития. Сегодня много говорится о необходимости поддержки малого предпринимательства, в том числе с помощью обеспечения доступности кредитных ресурсов. Однако существующая неопределенность положения «неденежных» кредиторов в рамках процедуры банкротства значительно увеличивает правовые риски банков при кредитовании под залог третьих лиц, прежде всего субъектов малого предпринимательства и холдинговых структур.

Банки весьма неохотно идут на дополнительные риски в условиях отсутствия понятных «правил игры», поэтому при определенных условиях предъявляют требования о консолидации финансовых потоков и имущества на заемщике, что вызывает понятное недовольство клиентов, пытающихся с помощью различных схем оптимизировать налоговое бремя и процесс управления бизнесом.

Отсутствие определенности в рассматриваемой сфере создает благодатную почву для преднамеренного банкротства залогодателя — третьего лица с единственной целью — воспрепятствовать реализации залогодержателями своих прав. Масштабы и эффективность данной схемы настолько пугающи, что редкий случай невозврата кредита, обеспеченного залогом третьего лица, не кончается банкротством последнего.

Банкротство перестало играть роль института экономического оздоровления гражданского оборота, а стало механизмом ухода от ответственности.

Кредитор, являющийся заявителем по делу о банкротстве, данный судебный акт не обжаловал. Позднее в отношении должника была введена процедура конкурсного производства, и данным кредитором был выбран такой способ защиты права, как обращение с заявлением о трансформации его требований из незалоговых в залоговые.

Рассматривая данный спор, процессуальные оппоненты указанного кредитора ссылались на пропуск им двухмесячного срока, установленного ст. Суд первой инстанции требование удовлетворил, отметив, что кредитором изначально было заявлено требование как обеспеченное залогом, в связи с чем задолженность перед ним должна быть учтена соответствующим образом в реестре фактически исправив допущенную ранее ошибку.

Суды двух последующих инстанций отказали в установлении за кредитором статуса залогового, поскольку посчитали, что им был пропущен двухмесячный срок на предъявление требования.

Суд апелляционной инстанции обратил внимание на то, что кредитором не обжаловалось первоначальное определение о введении наблюдения.

Отменяя постановления судов апелляционной и кассационной инстанций, Верховный Суд РФ пришел к выводу, что, поскольку кредитор изначально в заявлении о признании должника банкротом просил включить его требования как обеспеченные залогом, судебная ошибка не должна поражать такого добросовестного кредитора в правах.

Данное дело примечательно тем, что судами всех инстанций был проигнорирован запрет, указанный в п. Если же он об этом заявил, то такого права, по идее, в будущем он лишается. Фактически судами было дважды рассмотрено требование с аналогичным предметом и основанием, что нарушает также императивный запрет, установленный в ст.

Единственным надлежащим способом защиты права для залогового кредитора в данном деле о банкротстве было обжалование судебного акта о введении наблюдения как вынесенного ошибочно. Если он этим правом не воспользовался, то иных законных способов защиты у него не имелось В заключение отметим еще несколько дел, позиции ВС РФ по которым заслуживают внимания.

В одном из них банк настаивал на предоставлении ему преимущества в получении денежных средств, поступающих должнику от своих контрагентов по заложенным обязательствам.

При этом в банке не был открыт специальный счет должника для зачисления туда денежных средств, поступающих от контрагентов по заложенным обязательствам. Суды трех инстанций частично требования в реестр включили.

Однако Верховный Суд отказал в этом, отметив, что банк не открыл специальный счет для приема денежных средств, чем лишил себя преференций, установленных ст. В ряде споров обсуждались вопросы прекращения права залога по лизинговым платежам13, эластичности залога на требования, возникшие из убытков В очередной раз Верховный Суд высказался по поводу того, что залоговый кредитор от продажи имущества вправе получить исполнение не только в части оцененной стоимости залога, но и всего обязательства, которое обеспечивалось залогом15, а также относительно распределения денежных средств от сдачи предмета залога в аренду, если договор залога заключен до Подводя итог описанным проблемам и примерам из судебной практики, можно сделать вывод: даже такой, казалось бы, надежный способ обеспечения, как залог, далеко не всегда позволяет прогнозировать момент исполнения обязательства, его полноту, а также гарантировать его исполнение в принципе.

Это обусловлено обширными возможностями, которыми обладают участники дела о банкротстве и пробелами в нормативном регулировании. Главным способом минимизации соответствующих рисков является глубокий превентивный анализ контрагента на стадии заключения кредитного договора и сделок, обеспечивающих его исполнение.

Постановление АС Дальневосточного округа от Москвы от Постановление АС Волго-Вятского округа от Определение ВС РФ от

Что нельзя делать в процедуре банкротства?

актуальные проблемы при банкротстве 2018 2018

You May Also Like

About the Author: Admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *